Очерк 1: Лу  

Очерк 1: Лу

«Я — парень любопытный от природы, и могу думать на ходу»

Профессиональный путь Лу описывается одним словом: сыщик. Еще в школе он сказал своей девушке, что когда-нибудь станет частным детективом. И вот он является им (и не только им) уже тридцать пять лет. Его путь к должности начальника сыскного отдела службы государственной защиты [Государственный защитник назначается властями в том случае, когда подсудимый не пользуется услугами собственного адвоката. — Прим. перев.] штата, которую он занимает сегодня, состоял из нескольких ступеней. На каждой из них он получал определенные знания и, когда начинал испытывать пресыщенность, двигался дальше. Ныне Лу ощущает удовлетворение от вызова и интриги, которые дают ему те дела, которые он ведет.

Лу пятьдесят четыре года, он женат, у него трое детей. Под его началом работают более пятидесяти детективов — в разных регионах штата, более чем в тридцати судах. Лу принимает участие во всех этапах расследования уголовного дела. Его задача — отыскать важные, часто неизвестные прежде обстоятельства и предоставить их в распоряжение защиты. В его ведении находятся все дела, касающиеся несовершеннолетних, а также уголовные дела, включая те, по которым может быть применена смертная казнь. Лу часто ездит по штату с целью помощи другим детективам в сложных делах, он обеспечивает им доступ к специальным службам, таким, как судебная экспертиза. Также Лу принимает сотрудников на работу, изучает прошлое соискателей, проводит занятия по профессиональной подготовке.

«Моя работа состоит в решении проблем и предполагает обширные личные контакты. Когда мне предстоит провести розыск и разрешить проблему, я ощущаю настоящий прилив энергии. А если я добываю материал для защиты, о котором прокурор не имел представления, — так это же высший класс!» Случается, что даже во время процесса Лу выезжает в другой штат и наутро возвращается в суд с неожиданным свидетелем. Лу испытывает удовлетворение, когда получает ответ на вопрос «почему?». «Я не оправдываю содеянное моим клиентом, но информация, которую я добываю, нередко помогает мне понять, почему он это сделал».

Отдыхать и забывать рабочие проблемы Лу любит, выезжая на своем катере на прогулки с женой и детьми. «Всякий знает, что нас можно найти на заливе каждые выходные. Семейный отдых!» Сейчас Лу меньше времени посвящает своим прежним интересам и увлечениям. Когда-то он отличался на охоте, на рыбалке, в лыжном спорте и в гольфе. «Я бросил гольф так же, как бросил курить: остыл, и все тут. Я чересчур ему отдавался».

Профессией следователя Лу увлекся в раннем возрасте. После двух лет в колледже и двух в военном флоте Лу сделался следователем по страховым делам. В течение десяти лет он занимался проблемами, связанными со страхованием от несчастных случаев, и возглавлял следственную бригаду. Затем он решил работать самостоятельно и занялся частными расследованиями страховых дел. Так он проработал пятнадцать лет. «Я всегда отдавал предпочтение частным расследованиям, потому что они для меня более захватывающи». После этого он был помощником шерифа, затем — следователем прокуратуры штата. Здесь он изучил процесс судебного преследования. Но он был ограничен рамками судов низшей инстанции и находил рассматриваемые там дела «недостаточно напряженными». Вскоре ему представилась возможность перейти во вновь созданный отдел, занимающийся исключительно делами, связанными со смертной казнью. «Там мне нравилось. Но потом освободилось мое нынешнее место. На каждой следующей работе я получал большую свободу и автономию, и дела становились все более сложными и значительными».



Лу чувствует, что достиг своей цели именно на данном месте. «Наверное, если бы открылась вакансия старшего следователя федерального уровня, я стал бы на нее претендовать. Но таких вакансий нет. Я прошел свой путь настолько, насколько мог, так что я доволен. Работа — это моя жизнь, но это не означает, что для меня мало значат моя двадцатисемилетняя жена и трое детей». Лу подумывает о том, чтобы выйти в отставку года через три или четыре и быть рядом с детьми и престарелыми родителями, которые нуждаются в нем все больше и больше.

«Не думаю, что я сильно изменился с годами. Я не так агрессивен, как раньше. А в остальном я тот же парень, каким был. Я неравнодушен к людям и умею увидеть хорошее даже в самом скверном человеке. Я подружился с людьми, на совести которых не одно убийство. Просто мне их искренне жаль».

Лу с энтузиазмом встречает каждый свой день. «Никогда мысли о работе не нагоняют на меня уныния». Секрет Лу состоит в том, что он никогда не принимает неудачи на службе как личное поражение. «Я просто оставляю их позади, а сам иду дальше. Несколько раз я просился на ту или иную работу, а меня не брали. Дерзай, и тебя запомнят. А может статься, и зачтут это тебе в плюс. Пусть ты проиграл одну партию; победишь в другой».



Почему работа Лу удовлетворяет его

Одна из самых насущных потребностей сенсориков-иррационалов — свобода спонтанных действий. Лу выбрал себе такую работу, которая позволяет ему проводить много времени вне офиса, на местах; там он непосредственно сталкивается с наиболее интересными сторонами своей деятельности и удовлетворяет любопытство, присущее ему как сенсорику-иррационалу. Перед ним встают самые разнообразные задачи, а это значит, что ему редко приходится скучать. Поскольку досуг тоже имеет для Лу немалое значение, он строит работу так, чтобы иметь достаточно времени для прогулок на катере с семьей.

Работа следователя требует постоянного использования экстравертируемой сенсорики; это доминантная функция Лу. Он должен быть предельно наблюдательным в поисках улик, уметь улавливать даже самые незначительные намеки и двигаться туда, куда они его ведут, внимательно изучать информацию, анализировать, достаточно ли точны и надежны ее источники.

Когда вся необходимая информация собрана, Лу обращается к своей вспомогательной функции, интровертируемой логике, чтобы сделать выводы. Он быстро приходит к логическим заключениям, решает задачи методом дедукции. Кроме того, интровертируемая логика позволяет ему сохранять объективность и не отдаваться эмоциям, даже в делах о самых жестоких убийствах. Именно эта природная способность абстрагироваться позволила Лу установить дружеские отношения с преступниками: «Ничего личного, они тоже просто люди».

С годами агрессивность Лу пошла на спад. Он научился видеть хорошее даже в самых скверных людях. Это растущее сочувствие ко всем, даже к убийцам, есть, вероятно, проявление развития третьей функции Лу — этики. Также Лу замечает в себе растущую привязанность к семье, желание заботиться о престарелых родителях, а это означает укрепление его индивидуальных ценностей и интерес к ценностям близких.


1555000040701042.html
1555047398461691.html
    PR.RU™